Свет в сердце…

_MG_1715 copy

В 2014 году народный артист Азербайджана Сафа Мирзагасанов отметил юбилей, к которому подошел с внушительным творческим багажом – 109 ролей за 35 лет работы, огромная популярность и любовь зрителей. На сегодняшний день он исполняет главные роли в десяти спектаклях – о такой занятости мечтают артисты многих театров!

Сбылась ли Ваша самая большая детская мечта?

Сбылась! Мой отец почти всю жизнь проработал директором Дома культуры в Белакене, откуда я родом, мама работала в госбанке. С детства родители прививали мне любовь к чтению, кино, я был очень артистичен и «с младых ногтей» мечтал о роли в кино. Покинув родной городок в 1977 году, я отправился на покорение Москвы – поступать в ГИТИС, на курс Олега Табакова, однако пришлось вернуться несолоно хлебавши... Но уже на следующий год я был зачислен в наш театральный институт, на курс легендарного Рзы Тахмасиба, который привил мне не просто любовь к театру, но и базовые профессиональные навыки. Ровно 35 лет назад я влился в театральную семью Русской драмы им.Самеда Вургуна.

В каком возрасте Вам впервые доверили главную роль?

Первый раз на сцену я вышел в детском спектакле «Бочка меда», который ставила режиссер, народная артистка Джанет Селимова – она преподавала нам на старших курсах театрального. С этого, собственно, и началась моя театральная жизнь. Но главную роль в серьезном спектакле мне доверили, когда мне исполнилось аж 29: я с огромным удовольствием, на одном дыхании, сыграл Левку-гусара в бабелевском «Закате» того же режиссера – Джанет Селимовой. Наверное, моя самоотдача произвела впечатление, так как за этим последовали Заур в спектакле «Тахмина и Заур», Ариф в «Дьяволе» Г.Джавида, Александр в «Канотье», Лусиндо в «Хитроумной влюбленной», Клеант в «Мнимом больном» Мольера и так далее…

Многие родители, знакомые с театральной средой, отговаривают детей идти в артисты…

Был момент, когда мой отец тоже отговаривал меня от этой профессии – в основном из-за низких заработков. Но я сразу дал понять, что для меня это не столь важно. Родители всегда понимали и уважали мой выбор. Мама вообще была моим другом по жизни, моим талисманом. Так случилось, что я в 2006 году получил звание народного артиста всего через три недели после ее кончины. Очень переживал, что она не успела порадоваться успеху сына... Но отец правильно сказал: «Onun de eli var», она тоже к этому причастна…

_MG_1727 copy

Самая любимая роль?

Король Георг IV в спектакле «Кин IV» Горина, который сошел с репертуара в 2004-м, после отъезда народного артиста М.Ягизарова в Германию. Мне посчастливилось поучаствовать в спектакле по пьесе народного писателя, государственного и общественного деятеля Эльчина Эфендиева «Мой любимый сумасшедший», это была очень интересная роль. Затем я сыграл главные роли еще в шести спектаклях по пьесам этого автора. Последний – «Телескоп» (режиссер И.Тагизаде) – был для меня непростым: мой герой летал над сценой на десятиметровой высоте. Роль Ивана Карамазова в спектакле по Достоевскому (режиссер И.Тагизаде) – тоже одна из моих любимых.

Какие качества могут сделать актера звездой?

В первую очередь желание проявить себя именно на сцене, большие амбиции, хотя они имеют свойство притупляться со временем. Немаловажна и харизма, и, по большому счету, ум. Умные актеры котируются выше, у них, как правило, лучше отработана техника. Но все это не поможет, если человек не вживается в образ по-настоящему – иными словами, не вкладывает в него часть своего сердца. Как и в любом творческом процессе, работоспособность должна быть колоссальной, желание делать все лучше и лучше…

Так ли нуждается народный артист в режиссере?

Независимо от звания, артист, прежде всего, – продукт режиссерской мысли. И зритель воспринимает нас по тому, насколько точно мы соответствуем образу, который задумал режиссер-постановщик. Если же идея режиссера окажется удачной – тут и до славы рукой подать.

Что Вы можете сказать о новом поколении артистов?

Иногда я им даже завидую. Мы – люди другого времени, более закомплексованные, что ли, зажатые в рамки стереотипов. Они более раскованны, но, правда, менее ответственны.

_MG_1723 copy

Вы обласканы зрительской любовью. Много было поклонниц?

Поклонницы – традиционное приложение к популярности, к «медным трубам», а для артиста – настоящее испытание. Женщины встречались и очень настойчивые, и просто назойливые, одна юная, впечатлительная особа даже возомнила, что жизни без меня не мыслит (слава Богу, обошлось), были и письма с угрозами... Бывало, высокопоставленные особы звонили и просто требовали внимания, слали цветы, дорогие украшения, которые приходилось возвращать… Хорошо, что моя жена, сама актриса, воспринимала эти «издержки популярности» с пониманием.

Под каким углом смотрите Вы на жизнь и насколько суеверны?

Я всегда говорю: я великий оптимист! Немного сентиментальный, правда. В некоторые приметы верю. Например, в театре все знают, что я никогда не меняю костюма в спектакле, даже если он «морально устарел». К примеру, когда для спектакля «Красавец мужчина», который идет уже 14 лет, обновляли костюмы, для меня сшили точно такой же, как старый. В день спектакля ничего не ем, только пью кофе – это тоже ритуал…

Сейчас многие артисты снимаются в сериалах. Вам поступали такие предложения?

Опыт съемок в кино у меня есть. И сегодня поступают предложения на съемку. Но пока я не встретил образа, который меня заинтересовал бы, а играть не от души я не привык.

Ваши поклонники знают о вашей страсти собирать фигурки хрюшек. Коллекция множится?

Конечно. Только за последний год она значительно пополнилась, учитывая, что я праздновал свой юбилей. Друзья часто привозят, сами покупаем, коллекция хрюшек внушительная – больше тысячи экземпляров!

Какое значение для Вас имеет красота?

Красота – это то, что идет изнутри. Красивый человек – это, прежде всего, человек с красивой душой, и это для меня первостепенно. Как мудро подметил восточный философ: «Красота – это свет в сердце». Все мои любимые люди прекрасны, каждый по-своему.

_MG_1719 copy

 

Интервью: Марина Мурсалова / Фото: Тимур Наджафов