Шелковый путь

_MG_4290

Талантливую художницу, дизайнера и просто обаятельную девушку Мензер Гаджиеву по заслугам можно назвать достоянием республики. Это она подарила второе дыхание национальному ремеслу келагаи , запустила собственный бренд арт -шарфов и продолжает знакомить мир с наследием и художественными мотивами своей страны. Накануне нового этапа в жизни марки Menzer Hajiyeva дизайнер поделилась своими мыслями о профессионализме и творчестве и напоила редактора отдела моды вкусным чаем в своей дизайн-студии в историческом здании, расположенном в центре Баку.

Мензер, за окном дождь. Нетипичная погода для бакинской весны... Ваше настроение зависит от метеорологических изменений?

Скорее да, чем нет. На меня как человека творческого влияет абсолютно все вокруг: и погода, и люди, любая энергия...

А какие отношения с дождем?

Не скажу, что смогла бы жить с постоянным дождем за окном. Но мне нравится, когда вдруг после продолжительной летней жары приходит дождь. И вот эта свежесть после него, и воздух... Нравится контраст дождя и солнца.

Погода влияет на Вашу работу?

Например, в дождь время становится каким-то размеренным: погода настраивает на романтично-меланхоличный лад. Я прихожу в студию и под любимую музыку приступаю к созданию эскизов...

Где Вы черпаете вдохновение?

В основном в природе. Меня очень привлекают природные краски. Вот только вчера по пути в аэропорт я всю дорогу рассматривала, как преломляется свет на цветах и деревьях. Часто не замечаю отдельных предметов, мыслю и вижу композиционно – линии, пространство, цвет, именно сочетание этих элементов и вдохновляет меня. Это может быть даже обычная серая стена, но если рядом какие-то белые цветы и луч света, то фантазия срабатывает моментально.

Наверное, Вы, как и любая женщина, любите цветы?

Я не испытываю особых чувств, когда мне их дарят. Предпочитаю наблюдать за ними в естественной среде, где цветы живые. Например, в ботаническом саду. Меня очень радует, когда их много и они повсюду – на тропинках, на крышах домиков, на стенах...

_MG_4263

Ваша марка стала популярной на родине и за ее пределами благодаря коллекциям шарфов и келагаи. С чего все начиналось?

Началось все с того, что в детстве я рисовала на шелке. И это у меня получалось достаточно неплохо. После школы я уехала учиться за границу и волей-неволей забросила это увлечение. По возвращении как-то сделала парочку платков для друзей, работавших в модной индустрии. Платки понравились, их даже использовали в фотосессии для какого-то издания. Затем я сделала первую коллекцию шарфов, в которой каждый шарф сама расписала вручную. Коллекция получила одобрительные отзывы. А идея с келагаи возникла совершенно спонтанно. В поисках местных мануфактур для производства я отправилась в Шеки, где случайно стала свидетельницей создания традиционного келагаи. Это очень интересный и трудоемкий процесс, заслуживающий больше внимания, чем ему оказывают сейчас.

Мне показалось, что у этих красивых изделий есть перспектива стать чем-то большим, что это ремесло можно как-то развить. Ведь в Шеки келагаи до сих пор делают вручную и с одними и теми же узорами уже очень давно. А я увидела здесь почву для нового рынка аксессуаров. Если немного видоизменить узоры, поменять подход к работе, правильно презентовать, то келагаи может получить новую жизнь. Предстать в новой, современной форме.

Как создаете келагаи Вы?

Мы сохранили все традиции производства, ведь в них вся соль. Единственное, что мы изменили, – это подход к работе и  производству. Расширили цветовую палитру для соответствия мировым тенденциям, адаптировали изготовление традиционных трафаретов, а также разработали новый дизайн на основании новых мотивов. Первая наша коллекция была вдохновлена азербайджанскими коврами, узоры которых мы упростили, чтобы их можно было выполнить с помощью техники для келагаи. Вторая коллекция была инспирирована детством и Каспийским морем с использованием более универсальных мотивов: большой горох, рыбки, волны… Иногда мы отдаем предпочтение минималистическому дизайну, который наиболее актуален.

Каков сезонный тираж шарфов?

Этого я сказать не могу. Но за сезон мы презентуем 30–35 вариантов дизайна. Сейчас Вы в преддверии нового этапа – создания коллекции одежды.

Каковы ощущения? Не страшно?

Скорее чувство облегчения: наконец-то! Признаюсь, процесс создания одежды во мне вызывает гораздо больше эмоций – ведь это было моей мечтой изначально.

Конечно, ответственности прибавилось. Но все отходит на второй план, когда видишь конечный результат. Эта затея больше творческая, нежели коммерческая, поэтому в процессе работы у всех был азарт. И потом, я не одна у руля, а плечом к плечу с художницей Нармин Велиевой. Так что – абсолютно не страшно!

_MG_4312

В чем идея проекта?

Показ будет проходить в рамках выставки под названием Metamorfoz, где будут представлены также работы Нармин Велиевой. Мы не случайно выбрали это название: за основу взята идея динамики женских эмоций. При подготовке коллекции мы определили 15–20 эмоций, наиболее ярко характеризующих женскую сущность: любовь, восхищение, противо- речие, одиночество и другие. Признаюсь, сначала список получился очень длинный, и выбрать что-то одно было трудно.

Как проходил процесс подготовки?

Каждая из нас занималась своим делом: Нармин писала картины, а я создавала текстиль на основе моих авторских принтов, разработанных специаль но для этого проекта. Но мы постоянно были на связи, делились мнениями и эскизами: она посылала мне наброски картин, а я показывала образцы тканей.

Основной задачей было правильно расставить цветовые акценты – так, чтобы они наиболее точно передавали эмоции женщины и вызывали правильные ассоциации. Покрой и форма были задачами второстепенной важности. Основа кроя бралась с классической одежды, даже, я бы сказала, с удобной, носибельной одежды с элементами спортивной. Например, перекрученный джерси на спине, юбка-шорты на резинке или ультра-яркие верхние строчки на вечернем наряде. Я придерживаюсь активного образа жизни и поэтому люблю спортивную одежду, которая очень актуальна. К примеру, цветные кроссовки можно сочетать практически с любым look’ом.

И довольны результатом?

Да. Я была уверена в хорошем качествеведь я знакома с Нармин уже давно, и мне всегда нравилось то, что она делала и продолжает делать. Так что, зная ее стиль и палитру, я не сомневалась в результате. Главное, что мы сработались и создали необходимую для нас обеих гармонию. А это очень важно.

Вам легко работать в тандеме?

Я вообще люблю работать бок о бок с людьми. Особенно когда совпадают мнения и темпераменты, когда люди дополняют друг друга – это облегчает весь процесс. В таком союзе всегда есть чему поучиться.

А как же творческие споры?

Как правило, я стараюсь находить общий язык с людьми, с которыми работаю. Предпочитаю прислушиваться к их мнению и иногда даже следовать их советам.

Для Вас важен компромисс?

Безусловно. Без компромиссов невозможно расти профессионально.

_MG_4270

Вы подвластны общественному мнению?

Думаю, ему подвластны все. Особенно люди творческие. Я не верю тем, кто говорит, что им безразлично мнение окружающих. Если бы это было правдой, то художники не выставляли бы свои работы в галереях, а дизайнеры не проводили бы показы.

Все хотят слышать только положительные отзывы...

Это так, но я не против конструктивной критики. Но в большинстве случаев приходится выслушивать лишь субъективные мнения. Хотя имеет значение и то, от кого исходит критика. Если от человека, который разбирается в критикуемом деле, то, скорее всего, стоит прислушаться, и можно даже получить ценный совет! Угодить всем невозможно, но и зацикливаться не стоит. И потом, как правило, критикуют то, чего не понимают. Поэтому людям надо давать время подумать, и, возможно, через определенный срок они изменят свое мнение.

Вы затронули тему передачи эмоций при помощи цвета. Какого цвета, по-Вашему, грусть?

Серая, с примесью грязно-голубого.

Счастье?

Малиновый и фиолетовый.

Спокойствие?

Пастельные оттенки.

Злость?

Хаотичное смешение коричневого, жел- того, немного черного и зеленого.

Уверенность?

Это легко. Красный.

_MG_4277

Что Вы думаете о модной индустрии в Азербайджане?

Порой мне кажется, что местным дизайнерам не хватает профессионализма. Если они хотят создать долгосрочную марку, то нужно всегда задаваться вопросами, выстраивать стратегию и четко понимать, для чего это делается. Нет какой-то индивидуальности, узнаваемости. Этими качествами на данный момент обладает всего пара местных дизайнеров, в которых я вижу потенциал.

Возможно, они больше времени посвящают сомнениям?

Художник должен сомневаться – это естественное для него состояние, помогающее совершенствоваться. В тот день, когда художнику понравится то, что он сделал, он потеряет к своему делу интерес.

У Вас за плечами обучение в США и Европе. Чей подход к работе Вам ближе?

Я почерпнула опыт и там, и там. Мне очень нравится, как американцы систематизируют процессы и выверяют все до мелочей. Мой профессиональный фундамент был заложен именно по этой схеме. Но в то же время мне нравится и то, как, допустим, французы могут интуитивно, практически инстинктивно, находить правильные решения в дизайне. Это у них врожденное.

Важно ли уметь говорить себе "стоп"?

Когда я изучала живопись, то уходила в процесс с головой и не могла вовремя остановиться, что зачастую приводило к порче картины, которая мне нравилась. Может, поэтому я и не стала живописцем. Я не знаю, когда нужно вовремя останавливаться в творческом порыве. Сложно сказать самому себе: "Стоп, хватит". Это тонкая грань, и никто не знает, где она пролегает.

Также в моде нужно обладать терпением...

С этим у меня проблем нет. Я умею ждать. Для меня гораздо сложнее кон- тролировать одновременно несколько процессов. Я ведь тоже человек, и иногда хочется уединиться и окунуться в творчество. Я люблю побыть в одиночестве, послушать музыку и порисовать. Это для меня самые любимые и счастливые часы. Но времени на это остается все меньше и меньше.

_MG_4328 copy

 

Интервью: Стас Караваев / Фото: Тимур Наджафов